Публикации

Белорусского архиепископа Георгия Конисского (1717–1795) с русской императрицей Екатериной II связывали особенные отношения. Георгий не раз встречался с Екатериной, произнес в ее присутствии несколько блистательных речей (до наших дней сохранились тексты только трех), в разные годы благоговейное отношение к Государыне он высказал в семи церковных проповедях. Со своей стороны, императрица видела в Георгии лучшего выразителя интересов русского государства в Польше. Не случайно в 1770 г. она решительно отклонила представление Синода Русской церкви о переводе Конисского на другую кафедру.

Среди обширного наследия Георгия Конисского (1717–1795) – его теоретико-литературных, философских, историографических трудов, слов и речей – поэзия составляет небольшую часть. Однако эта яркая страница в творчестве великого просветителя заслуживает пристального внимания, поскольку любовь к изящной словесности архиепископ Могилевский и Белорусский пронес через всю жизнь.

Во второй половине XVIII века в Польском королевстве на фоне обострения общественно-политических противоречий, особенно ухудшилось и без того весьма плачевное положение православных белорусов. После папской буллы 1751 г., в которой католикам Польши и Литвы прощались все грехи на сто лет вперед за их преданность папе, поляки, как писал Афанасий Мартос, "обезумев от своего вероисповедного фанатизма, ...тиранили бедных православных белорусов и, ложно думая, что служат Богу, еще с большим ожесточением загоняли их в унию" [2, с. 203].

Георгий Конисский (1717–1795) известен нам как выдающийся церковный деятель, проповедник, политик и дипломат, ученый-философ, как педагог. Конисского-поэта мы не знаем. А между тем поэтическое искусство и творчество на протяжении всей жизни было для белорусского просветителя очень важным.

Интерлюдии являются малоизвестными драматургическими произведениями Могилевского и Белорусского архиепископа Георгия Конисского. Они представляются библиографической редкостью, поскольку впервые и фактически единожды в полном объеме были опубликованы в XIX веке и в последующее время не переиздавались. Даже в период их создания и постановки на сцене Киево-Могилянской академии интерлюдии выступали как вспомогательные театральные сцены, примыкающие к основному произведению просветителя – трагедокомедии «Воскресение мертвых» [1].

В числе 47 дошедших до нас праздничных "Слов" просветителя Георгия Конисского, архиепископа Могилевского и Белорусского, сохранились два произведения, посвященные широко почитаемому в народе святому – святителю Николаю Мирликийскому, именуемому Чудотворцем за множество чудес, зафиксированных в его житии и в народной фольклорно-легендарной традиции. Первой из сохранившихся проповедей Конисского является "Слово на день святителя Христова Николая", датированное 9 мая 1789 г., которому предпосылается эпиграф из Евангелия от Матфея "Жатва убо многа, делателей же мало" (Мф. 9, 37).

Фигура прославленного русского князя, защитника Отечества Александра Невского получила образное воплощение в ораторской прозе Георгия Конисского, а именно в "Слове на день святаго благовернаго князя Александра Невскаго", произнесенном белорусским просветителем 31 августа (по старому стилю)1786 года. Эпиграфом к Слову Конисский взял фразу из Евангелия от Матфея: "Иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небесном" [Мф. 5, 19].

Святитель Георгий Конисский (1717–1795 гг.) вошел в историю не только как один из образованнейших людей XVIII века, деятельный защитник веры, проницательный политик и дипломат, но и как талантливый проповедник, оставивший в памяти поколений более 70 ярких проповедей и речей – наследие, значимость которого науке еще предстоит оценить.

В творческом наследии просветителя Георгия Конисского (1717–1795), архиепископа Могилевского и Белорусского, образ императора Константина Равноапостола занимает особенное место. В многочисленных проповедях к народу, а особенно в речах к монархам, прежде всего к русской императрице Екатерине II [См. 1], Конисский постоянно вспоминал фигуру Константина в качестве эталона, образа идеального христианского государя, имеющего искреннюю и глубокую веру, и ревность к благополучию церкви. Одна из храмовых проповедей была непосредственно посвящена фигуре Константина и его матери Елены – это "Слово в день святых равноапостольных царей Константина и Елены", произнесенное архиепископом Георгием в 1885 г. в день памяти монархов, который совершается Православной церковью 21 мая по старому стилю.

Среди незначительных по объему поэтических произведений просветителя Георгия Конисского, большинство из которых являются надписями к иконам на латинском, польском и русском языках, присутствуют три стихотворения на светские темы. Это шестистишие «На кончину Князя Г.А. Потемкина-Таврическаго» и два «Подражания Виргилию» [1. Ч. 2. С. 267–268].

Страница 1 из 3